Журнал для деловых людей.
Интервью, мода, бизнес, книги, политика,
искусство, технологии, общество

КОНЦЕПЦИЯ ДЕЛОВОГО СТИЛЯ И LIFESTYLE

Сложную проблему мы уместим в несколько предложений. Традиционный консерватизм – сделаем более креативным. И в итоге – получим деловой стиль, сочетающий качество высокого стандарта и новые интересные идеи.

 

Академия жизни. Антон Павлович Чехов

 

Антон Павлович Чехов

Антон Павлович Чехов

Великий диагност человеческой природы…

 

Уходит 2010 год – год Учителя. И год  150-летия со дня рождения Антона Павловича Чехова.

Мы прощаемся с этим годом статьёй об учителе Чехове, великом диагносте человеческой природы, великом труженике и благотворителе. Условием своего личного счастья он определил желание «служить общему благу».

Вся его жизнь – осуществление этого желания.

Моральный кодекс Чехова выражен в его многочисленных письмах, которые впоследствии были оценены как шедевр русской эпистолярной культуры.

Моральная тема постоянно сквозит у русских классиков – в письмах, дневниках, творчестве. Что скрывать, давайте согласимся – нам невозможно тяжело, например, применять в своей жизни высокие моральные принципы Толстого или Достоевского. Для нас они недосягаемы.

В тоже время как замечательно ситуативен, применим в нашей обыденной жизни  моральный кодекс Чехова с его несколько шутливым и как бы застенчивым тоном.

 

 

Никто так не выразил собирательный российский тип и в своем творчестве, и в образе жизни, и даже в фигуре, в манерах, в поведении.

Василию Розанову принадлежит фраза о том, что в Чехове Россия полюбила себя.

У него «всё вышло, как у всех русских: учился одному, а стал делать другое; конечно, не дожил полных лет. Кто у нас доживает? Гнезда не имел, был странствующий. И всё немного музыканил или мурлыкал себе под нос. Ни звука резкого, не мысли большой. Но что-то такое во всём этом есть, чего нигде еще нет. Что бы это такое? Да, скучно без этого было бы жить. С другим было бы удачнее, счастливее, благополучнее, но скучнее. А этого вот слушаешь, слушаешь и забываешь, что дождь идёт, что так глупо всё, и не то что миришься с глупым, – этого нет, – но в беспримерно глупую и дождливую эпоху находишь силы как-нибудь просуществовать, пересуществовать её, перетащиться по ней».

 

Вспоминая детские годы в родительском доме, Антон Павлович был шутливо ироничен: «Разница между временем, когда меня драли, и временем, когда перестали драть, была страшная».

В 1879 году Чехов поступает на медицинский факультет Московского университета, где учится у прославленных профессоров: Н. Склифософского, Г. Захарьина и др.

По окончании университета в 1884 году начинает практику уездного врача в Воскресенске, в больнице известного доктора П.А. Архангельского. Затем работает в Звенигороде, временно заведует больницей.

«Когда Чехов начинал молодым московским медиком, то, конечно, не думал, что ему предстоит стать самым великим во всей истории литературы нового времени диагностом-писателем. Наверное, впервые в этой истории был так исследован, «простукан», «прослушан» весь её состав, снизу доверху, вдоль и поперёк, во всех клеточках и порах, в самом большом и в самом малом» (Н.Н. Скатов).

 

Творческая биография писателя началась на рубеже 1870-1880 гг. с подёнщины в юмористических журналах «Стрекоза», «Сверчок», «Будильник», «Осколки», которые он считал своей литературной купелью. Здесь он помещал короткие рассказы о забавных «случаях из жизни», юморески, сценки, фельетоны, каламбуры – в основном под псевдонимом «Антоша Чехонте» или «Человек без селезенки».

 

В 1890 году Чехов совершил путешествие на Дальний Восток, на остров Сахалин – место ссылки осужденных на каторгу.

Поездка заняла почти полгода, из них три месяца – в дороге. Спустя несколько лет будет издана книга его документальных очерков «Остров Сахалин». Там он произвёл перепись населения, собрал огромное количество документального материала о труде и быте сахалинских каторжников и местных жителей, о тюремном начальстве и чиновничьем произволе. «В места, подобные Сахалину, мы должны ездить на поклонение… мы сгноили в тюрьмах миллионы людей… мы гоняли людей по холоду в кандалах… виноваты не смотрители, а все мы, но нам до этого дела нет, это неинтересно. Прославленные 60-е годы не сделали ничего для больных и заключённых, нарушив, таким образом, самую главную заповедь христианской цивилизации» (А.П.Чехов).

В 1892 году сбылась давняя мечта писателя – жить в деревне и стать землевладельцем. Чехов купил недорогую запущенную усадьбу в селе Мелихово Серпуховского уезда Московской губернии. Всю жизнь радея о народном образовании, Чехов построил три сельские школы в Серпуховском уезде, используя всевозможные «технологии» сбора средств, ругаясь с подрядчиками и выбивая лес для строительства. Одним из первых в России Чехов строит сельские школы сразу с квартирами для учителей, причём с квартирами, где были предусмотрены многие удобства и не снившиеся в городе. Официально Чехов был попечителем двух школ, на самом деле он оказывал внимание и поддержку многим школам и библиотекам города Серпухова. Он дарит свои книги, составляет каталоги, приобретает  другие учебные пособия. Чехова, обременённого обязанностями гласного уездной думы, членством в Санитарном совете, присяжного заседателя окружного суда, делают еще и помощником головы дворянского собрания по образованию.

Чехов работает бесплатно простым участковым врачом: ловит «за хвост холеру», принимая в год, судя по заполненным им амбулаторным листам, до трех тысяч больных, обслуживает 26 деревень, 4 фабрики и монастырь.

Запущенная усадьба требовала труда и забот. «Если бы каждый человек на куске своей земли сделал бы всё, что он может, как бы прекрасна была земля наша!» – пишет он. Собственноручно сажает аллею, делает пруд, маленький парк и сад, приводит  в порядок дороги, долгое время сражается с администрацией фабрик, запрещая спускать в реки отходы, и, в конце концов, добивается (штрафуя их) не только постройки очистных сооружений, но и  того, чтобы на всех четырех фабриках открыли медицинские пункты для больных рабочих.

Своим друзьям он поручает собрать книги для сахалинских детей, он шлёт из-за границы книги для Таганрогской городской библиотеки (эту библиотеку он, при полной анонимности, едва ли не один и комплектовал в течение многих лет), для школьной библиотеки в Тверскую губернию, для вновь открывающейся в Коломне городской библиотеки.

 

В 1897 году у Чехова резко обострился туберкулезный процесс. Здоровье, и без того слабое, подорванное поездкой на Сахалин, ухудшается. Чехов, продав мелиховское имение, перебирается с матерью и сестрой в Ялту, где начинает активную общественную деятельность. Гостя у Чехова в Крыму, Горький вспоминал, как оживлённо он рассказывал о своих планах: «Если бы у меня было много денег, я устроил бы здесь санаторий для больных сельских учителей. Знаете, я устроил бы такое светлое здание – очень светлое, с большими окнами и высокими потолками. У меня была бы превосходная библиотека, разные музыкальные инструменты, пчельник, огород, фруктовый сад; можно было бы читать лекции по агрономии, метеорологии, учителю нужно всё знать, батенька, всё! Вам скучно слушать мои фантазии? А я люблю говорить об этом. Если бы Вы знали, как необходим русской деревне хороший, умный, образованный учитель!».

При всей своей обширной общественной деятельности он постоянно пишет!

 

Из мемуаров М. Горького: «Порою же казалось мне, что в его отношении к людям было чувство какой-то безнадежности, близкое к холодному, тихому отчаянию.

- Странное существо – русский человек! – сказал он однажды. – В нем, как в решете, ничего не задерживается. В юности он жадно наполняет душу всем, что под руку попало, а после тридцати лет в нём остается какой-то серый хлам. Чтобы хорошо жить, по-человечески – надо же работать! Работать с любовью, с верой. А у нас не умеют этого. Архитектор, выстроив два-три приличных дома, садится играть в карты, играет всю жизнь или же торчит за кулисами театра. Доктор, если он имеет практику, перестаёт следить за наукой, ничего, кроме «Новостей терапии», не читает и в сорок лет серьезно убежден, что все болезни – простудного происхождения. Я не встречал ни одного чиновника, который хоть немножко понимал бы значение своей работы: обыкновенно он сидит в столице или губернском городе, сочиняет бумаги и посылает их в Змиев и Сморгонь для исполнения. А кого эти бумаги лишат свободы движения в Змиеве и Сморгони, – об этом чиновник думает так же мало, как атеист о мучениях ада. Сделав себе имя удачной защитой, адвокат уже перестает заботиться о защите правды, а защищает только право собственности, играет на скачках, ест устриц и изображает собой тонкого знатока всех искусств. Актер, сыгравши сносно две-три роли, уже не учит больше ролей, а надевает цилиндр и думает, что он гений. Вся Россия – страна каких-то жадных и ленивых людей: они ужасно много едят, пьют, любят спать днем и во сне храпят…».

 

В 1903 году по инициативе Чехова и при поддержке Горького на собранные пожертвования был открыт санаторий для нуждающихся лёгочных больных на 40 коек.

Несмотря на свое серьёзное нездоровье, Чехов соглашается на попечительскую деятельность в ялтинской женской гимназии. Он способствует сбору средств на постройку нового здания сельской школы в Аутке. Примером Чехова заражается  сам миллионер А.С.Суворин, с которым Чехова связывала давняя творческая дружба. Он тоже решает построить сельскую школу. Чехов поддерживает другую инициативу Суворина – о пропаганде физической культуры среди молодежи. «Ваше маленькое письмо насчёт физических игр для студентов принесёт пользу, если Вы будете настойчиво и часто говорить на эту тему. Игры бы дали нашей молодежи, живущей одиноко, знакомых, молодые люди чаще бы влюблялись. Но игры должны быть учреждены не раньше, как студент российский перестанет быть голодным. Натощак никакой крикет, никакие коньки не заставят студиоза быть бодрым…».

Благотворительностью он занимался всю жизнь, постоянно, как правило, тайно. С каким великолепным тактом, с какой изобретательностью отвечает он одному из своих должников:

«Те сто рублей, какие вы мне должны, я сам должен и не думаю заплатить их скоро. Когда уплачу их, тогда и с Вас потребую, а пока не извольте меня тревожить и напоминать мне о моих долгах».

Психологию бедного человека, психологию должника он, Чехов, сын лавочника, к тому же разорившегося, знал прекрасно.

 

Современный интеллектуальный мир поклоняется Чехову, театр и кино 20-21 веков считают его чуть ли не своим родоначальником, он самый читаемый русский писатель в мире, – в то же самое время нынешним  российским школьникам  читать его скучно. Возможно, современный читатель отстает от «взрослого» Чехова по своему психологическому возрасту. Отличительной особенностью нашей современной культуры и психологии стала инфантильность, многие из нас эмоционально закрыты по отношению к внешнему миру, мы «зациклены» на своих страданиях. «Подростковый возраст» затягивается до 20, до 30 лет (у некоторых и выше, и с годами становится всё опаснее). А Чехов – это «нефутлярность». Это открытость миру, другому человеку, умение принять разнообразие мира, его неоднозначность. Это – многолетняя работа над собой, умение наблюдать и анализировать жизнь, это самостоятельность и трезвость ума, это соблюдение чувства меры во всем, это труд. Чехов в нашем ненормальном мире «нормален», «здоров», и он сегодня многому нас может научить, научить выдержать «прозу жизни». Взрослейте вместе с Чеховым!

 

«Вы взгляните на эту жизнь: наглость и праздность сильных, невежество и скотоподобие слабых, кругом бедность невозможная, теснота, вырождение, пьянство, лицемерие, враньё… Между тем во всех домах и на улицах тишина, спокойствие… Мы видим тех, которые ходят на рынок за продуктами, днем едят, ночью спят, которые говорят свою чепуху, женятся, старятся, благодушно тащат на кладбище своих покойников; но мы не видим и не слышим тех, которые страдают, и то, что страшно в жизни, происходит где-то за кулисами» (из рассказа «Крыжовник»).

Про кого же это? Не про нас ли?

 

Педагогические письма. А.П. Чехов.

Чтобы чувствовать себя в своей тарелке в интеллигентной среде, чтобы не быть среди неё чужим и самому не тяготиться ею, нужно быть известным образом воспитанным.

 

Воспитанные люди должны удовлетворять следующим условиям:

 

- Они уважают человеческую личность, а потому всегда снисходительны, мягки, вежливы, уступчивы.

 

- Они не бунтуют из-за молотка или пропавшей резинки; живя с кем-нибудь, они не делают из этого одолжения, а уходя, не говорят: с вами жить нельзя!

 

- Они прощают и шум, и холод, и пережаренное мясо, и остроты, и присутствие в их жилье

посторонних.

 

- Они не суетны. Их не занимают такие фальшивые бриллианты, как знакомства с знаменитостями.

 

- Они не уничижают себя с той целью, чтобы вызвать в другом сочувствие. Они не играют на струнах чужих душ, чтоб в ответ им вздыхали и нянчились с ними.

 

- Если они имеют в себе талант, то уважают его. Они жертвуют для него покоем, женщинами, вином, суетой… Они горды своим талантом.

 

- Они воспитывают в себе эстетику.

 

- Они чистосердечны и боятся лжи, как огня. Не лгут они даже в пустяках. Ложь оскорбительна для слушателя и опошляет его в глазах говорящего.

 

- Для них нужны беспрерывный дневной и ночной труд, вечное чтение, штудировка, воля… тут дорог каждый час.

Рубрика: Деловой Тихвин №5, Культура.   Теги: , ,   
Также рекомендуем:
Д.С. Лихачёв
О нём говорили - “хлипкий интеллигент”. Но это был редчайший тип оптимиста, сильного и здорового духом. Замечательный ученый-гуманист, знаток древнерусской литературы, филолог. Великий гражданин России. Он знал, что жизнь начинается там, ...
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
Павел Флоренский
Определяя значение Павла Флоренского для нашего времени, академик Д.С. Лихачев писал: «Имя Флоренского возвращается общественности, нашим молодым современникам, для которых оно должно стать символом стойкости и безропотного мужества…».
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
Интервью с Андреем Посняковым
Сегодня для читателя - время огромного выбора. Не будем ханжески рассуждать на тему того, что выбор зачастую развращает вкусы, а примем как факт - среди множества издающихся книг мы спокойно ...
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
Марина Минько
Директор по персоналу Тихвинского вагоностроительного завода. Окончила факультет иностранных языков Красноярского педагогического института. Стаж работы в области кадрового менеджмента более 15 лет. Работала в компании Coca-Cola в Красноярске и ...
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
На улице падали большие хлопья снега. И Сквон с Виконтом начали отряхиваться уже в парадной и на лестничных маршах. Когда Сквон отпер входную дверь в квартиру, Виконт предупредительно гавкнул, и ...
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
Академия жизни. Дмитрий Сергеевич Лихачёв
Академия жизни. Павел Флоренский
Интервью с Андреем Посняковым
Интервью с Мариной Минько
Новогодняя открытка

Частичное или полное копирование, перепечатка и использование материала допускается только с разрешения редакции.