Журнал для деловых людей.
Интервью, мода, бизнес, книги, политика,
искусство, технологии, общество

КОНЦЕПЦИЯ ДЕЛОВОГО СТИЛЯ И LIFESTYLE

Сложную проблему мы уместим в несколько предложений. Традиционный консерватизм – сделаем более креативным. И в итоге – получим деловой стиль, сочетающий качество высокого стандарта и новые интересные идеи.

 

Про Новый Год

31 декабря – самый длинный день в году.
Маша Иванова печалилась и грустила.
Дело в том, что Машин молодой человек – Илья, считал Новый год семейным праздником и, по традиции, планировал отмечать его в кругу своего семейства – мама, папа, сестра с мужем, племянники. Предполагалось, что Маша тоже отправится на торжество вместе с Ильей. Но случилось так, что Маша неожиданно приболела. Ничего страшного, температуры не было, но в горле противно першило и сопли лились рекой. И вот сегодня утром Илья, посмотрев внимательно на шмыгавшую Машу, решил, что никак не сможет взять ее с собой, потому как она в таком состоянии опасна для здоровья. Она сейчас – источник заразы и бактерий. Это было разумно и правильно, но Маша думала, раз так случилось, он тоже не поедет. Останется с ней, они быстренько приготовят всякие вкусности и встретят Новый год вдвоём. А как иначе? Они же пара. И уже целых полгода вместе. Однако Илья думал по-другому. Выпив утренний кофе, он умчался к родителям помогать готовить праздник. На прощание он посоветовал Маше не скучать, пообещал позвонить и, поцеловав её в макушку, добавил: «До встречи в новом году, малыш!»
«Какая подлость! – подумалось Маше, – какая подлость!»
В эту минуту несчастнее Маши не было никого на свете. Беда в том, что у Маши по поводу Ильи были самые серьёзные намерения. Маша думала, что вот наконец-то она встретила мужчину своей мечты, нашла своё счастье, и прочее и прочее и прочее.
Маша сделала себе горячего чая и села перед телевизором. По телевизору из года в год повторялось абсолютно одно и то же.
Где-то глубоко – глубоко внутри Маша не переставала надеяться, что у Ильи произойдет глобальная переоценка ценностей, он все бросит и примчится к ней. Ведь сегодня Новый год! Время чудес и исполнения желаний! А иначе придется признаться себе в том, что, судя по всему, у неё совсем не главная роль в Илюшиной жизни.
«Не буду плакать, – сказала себе Маша, – не буду, не буду». И для убедительности помотала головой. Захотелось есть, и Маша отправилась на кухню. В холодильнике яйца и засохший сыр.
– Зачем тебе мужчина, – строго спросила себя Маша, – который бросает тебя больную, и даже не заботится о том, есть ли у тебя еда.
По всему выходило, что такой мужчина ей незачем.
Старые друзья, по традиции, махнули на Новый год в Альпы. Но Илюша не катался на лыжах, и вообще недолюбливал их компанию. Новые друзья, в основном с работы, позавчера уехали в какую-то тьму-таракань под названием «Лисицин бор», и вернутся только к концу недели. Мама с папой в Таллинне. Все наперекосяк!
Надо было одеться и сходить в магазин. Маша надела старую дубленку, тёплую и уютную как дом, замоталась колючим шарфом и вышла на улицу. Самое лучшее – предновогоднее время.
Все поздравляли друг друга: «С новым годом!», «С наступающим!», и от этого праздника вокруг становилось все больше и больше человеческого тепла. Маша купила себе самой вкусной и прекрасной еды, и, умиротворённая, вернулась домой. Накрыла стол в комнате и принялась обедать.
Раз в год можно позволить себе забыть о диетах, полезных продуктах, собственной талии и как следует оторваться. Потом Маша устроилась на диване, обложившись любимыми журналами, которые аккуратно покупала, но не успевала прочитать. «Буду делать, что хочу», – подумала Маша.
Незаметно Маша задремала. А когда проснулась, за окном было уже почти темно. А дверной звонок пронзительно звонил.
«Приехал, – заликовала Маша внутри,- я знала, знала!»
Маша вылетела в коридор и распахнула дверь.
На пороге стоял Дед Мороз. Самый настоящий. Наверное…
В красной шапке набекрень.
Дед Мороз прищурил серые глаза и с подозрением спросил:
– Маша?
Маша кивнула. А потом вспомнила, что надо быть вежливой, особенно с такими волшебными персонажами и поздоровалась:
– Здравствуйте.
– Поздравляю тебя, Маша с Новым годом, – объявил дед Мороз и сунул ей в руки плюшевого мишку, – учись хорошо, расти большой и слушайся маму.
Маша ошалело закивала. Дед мороз икнул.
– Счастья тебе, здоровья и вообще, – добавил дед Мороз.
– Спасибо, – поблагодарила Маша.
Дед Мороз тяжело вздохнул.
«Надо предложить ему выпить», – пронеслось в голове у Маши. Однако выпить у Маши не было.
– Ну ладно, – решил дед Мороз, – пойду я.
– Спасибо, дедушка, – снова поблагодарила Маша, чуть помедлив, добавила, – с Новым годом!
– Эх, – махнул рукой дед Мороз, – да что там.
Помолчал. Потом вдруг предложил:
– А хочешь, желание загадай? Все что захочешь, все исполню.
Маша забеспокоилась по поводу рассудка. Вдруг ей все это кажется? Видится и мерещится?
– Ну ладно, – снова махнул рукой дед Мороз, – Наколдую тебе хорошие оценки. Хотя, – дед мороз прищурился, – ты вроде бы уже большая девочка.
– Наколдуйте мне лучше много денег и хорошего жениха, – предложила Маша, – и успехов в работе.
Дед Мороз сделал в воздухе какие-то пассы руками в красных варежках, пообещал, что все так и будет, тут же заторопился и распрощался с Машей до следующего года.
Дверь закрылась. Маша осталась стоять. В руках был уютный и тёплый плюшевый мишка, мягкий как перина. Он смотрел на Машу тёмными ласковыми глазами.
– Что это было?- спросила Маша.
Мишка не ответил.
– Ну ладно,- вздохнула Маша и вернулась к телевизору.
На всякий случай, о странном визите Маша решила никому не рассказывать. Никому – никому.
По телевизору нарядные счастливые люди сидели за столиками и беспрестанно улыбаясь, смотрели как поет Дима Билан. Телефон молчал. Отлично. Предстоял Новый год в одиночестве.
Примерно через час в дверь опять позвонили. Внутри у Маши радостно екнуло. Однако в глазке маячила пожилая соседка Людмила Тимофеевна. Несчастная от разочарований Маша
открыла дверь.
– Добрый вечер, деточка, – поздоровалась соседка. – Вы меня тысячу раз извините, не то, что бы я лезла не в свое дело, но…
Людмила Тимофеевна чуть посторонилась, и Машиным глазам явилась чудная картина – на лестнице, сидя на ступеньке и облокотившись на перила, сладко спал давешний дед Мороз.
– Это не ваш знакомый? – закончила свою речь Людмила Тимофеевна, – у нас на этаже ведь только две квартиры, ваша и моя. Вот я и предположила…не ваш?
– Не мой, – сказала Маша, – то есть…
– А что же делать? – огорчилась соседка, – скоро Новый год, а он здесь… спит… Наверное, дома обыскались.
– Давайте его разбудим, – предложила Маша и подошла поближе. Дед Мороз безмятежно всхрапнул.
– Эй, – Маша потрясла его за плечо, – просыпайтесь!
– Пожалуйста, – добавила Людмила Тимофеевна жалобным голосом, – мы вас просим!
Однако Дед Мороз не просыпался. То есть один раз он приоткрыл глаза и провёл по Маше бессмысленным взглядом.
– Пахнет, по моему коньяком, – заметила Людмила Тимофеевна, принюхавшись, – очень хорошим. Дедуля не плохо провёл время.
Маша вдохнула, но простуженный нос отказывался воспринимать запахи.
– А вы любите коньяк, Маша? – оживилась Людмила Тимофеевна, – у меня есть чудесный коньяк. Давайте с Вами выпьем?
– Да, я как-то…- растерялась Маша.
– Ах, да, – смутилась Людмила Тимофеевна, покосившись на дверь Машиной квартиры, – я понимаю…
– Нет, нет, – горячо возразила Маша, – я сейчас совершенно одна и совершенно свободна.
– Тогда пойдемте, – пригласила соседка.
– Пойдемте, – кивнула Маша.
И они направились к квартире.
– Ой, – вспомнила Маша, – а как же он? – и она махнула рукой в сторону спящего деда Мороза.
– Да, – покачала головой Людмила Тимофеевна, – простудится человек на холодных ступеньках.
Они постояли в раздумьях.
– А давайте ему матрасик постелем, – надумала Маша, – у меня есть такой маленький матрасик.
И она полезла на антресоль, где, наглотавшись пыли, нашла наконец старый детский матрасик, который хранился там непонятно зачем. Людмила Тимофеевна принесла плед, и они вдвоём сначала долго приподнимали деда Мороза, что бы подложить под него матрасик, а потом укутали его пледом, и с чувством выполненного долга, отправились пить коньяк.
В квартире у соседки раньше Маша никогда не бывала. Там было празднично и нарядно. В комнате накрыт стол, в углу наряженная елка. С кухни пахло курицей. Маше сразу стало неловко, что она в халате.
– Вы ждете гостей?- спросила Маша.
– Нет, – улыбнулась Людмила Тимофеевна, – я встречаю Новый год одна вот уже… третий раз.
Вспомнила Людмила Тимофеевна и поспешила объяснить:
– Мой сын с семейством живет в Дублине. Он у меня компьютерный гений. Он занят, и я, к счастью, тоже пока еще занята. Мы видимся крайне редко.
Это был очень странный Новый год. Таких праздников у Маши раньше никогда не было. Они ели вкусности, пили какой-то очень редкий коньяк, разговаривали разговоры и очень много смеялись. Людмила Тимофеевна оказалась женщиной с огромным чувством юмора. Она рассказывала истории из своей жизни, и Маша слушала с удовольствием, а потом рассказывала Маша, а Людмила Тимофеевна слушала, и это было очень хорошо.
– Моя деликатность, – потупилась Людмила Тимофеевна, – не позволяет мне спросить, куда делся ваш молодой человек в праздник. Однако не подумайте, что мне это не интересно.
Маша прыснула. И честно рассказала, куда делся молодой человек. И как ей от этого больно, одиноко и обидно.
– Сейчас вас никакие слова не успокоят, – пожала плечами Людмила Тимофеевна. – Но не держитесь за него, он того не стоит. У моего бывшего мужа была похожая проблема. Он всегда стремился быть для своих родителей хорошим мальчиком. Это противоестественно для взрослого мужчины. Взрослому мужчине надо быть самим собой. Когда мы расстались, я сначала очень переживала. Но однажды заметила, что моя жизнь стала гораздо, гораздо счастливее.
– Давайте за это выпьем, – предложила Маша, – за новую жизнь. Чтобы она у нас становилась только лучше!
А потом они хором пели «Jingle bells», и получалось стройно и необыкновенно красиво.
И рассказывали друг другу анекдоты. Пили вкусный – превкусный кофе с маленькими пирожными.
В три часа глаза стали слипаться, и Маша отправилась домой. Перед этим они долго поздравляли друг друга с Новым годом, желали всяческих благ и заверяли друг друга в том, что отлично, просто прекрасно и восхитительно провели время и отныне будут дружить.
Дома у Маши разрывался телефон.
– Ты где была? – закричал Илья в ответ на Машино «Алле». – Ты где была? Я три часа тебе звоню, а ты….
– Успокойся, – сказала Маша, – я была в гостях.
– В гостя-ях? – задохнулся Илья от возмущения, – в гостя-ях?
– В гостях, – подтвердила Маша. – А сейчас извини, я очень спать хочу. Да, с Новым годом тебя.
– Да ты… Да ты.. – закудахтал Илья, и это было очень смешно, потому что он именно закудахтал.
Маша аккуратно положила трубку. Подумала, и отключила телефон. Маша обняла мишку, и для уютности повозившись под одеялом, улеглась спать.
Утром Маша чувствовала себя намного лучше. Точнее, днём. Потому что проснулась она в начале третьего. За окном ярко светило солнышко, стоял чудесный зимний день.
Маша отправилась в ванную, но тут ожил дверной звонок.
– Здравствуй, – мрачно сказал Илья. – Позволишь мне забрать свои вещи?
– Конечно, – вздохнула Маша, – проходи.
Свои вещи Илья собирал долго и нудно. Он бродил по Машиной квартире скорбной тенью, разыскивая свой любимый свитер, который по недоразумению оказался на полке в шкафу. Потом его книжка тоже куда-то запропастилась, и три диска, и вообще…
Маша уже устала ждать, и отправилась на кухню. Села и стала смотреть в окно. За окном было хорошо и красиво.
– Ты ничего не хочешь мне сказать? – спросил Илья. Видимо, он уже все нашел.
– А что ты хочешь услышать? – пожала плечами Маша.
– Ну мне казалось, что у нас отношения, – заметил Илья.
– Тогда ты мне что-нибудь скажи, – предложила Маша.
– Я? – Удивился Илья.
– Ты, – подтвердила Маша.
– Разве я в чем-то виноват? – поразился Илья.
Маше эта содержательная беседа начала надоедать.
– Илюша, ты все нашел? – Поинтересовалась она.
– Что?
– Вещи. Собрал?
– Да.
– Тогда извини меня, Илюша, у меня времени очень мало, – сказала Маша. – Я хотела уйти.
– Куда? – Спросил Илья.
«Ужас, – подумала Маша, – где были мои глаза?»
И тут в дверь позвонили снова.
Маша тяжело вздохнула и отправилась открывать.
Илья поплелся за ней.
На пороге стоял молодой человек. С белыми розами в руках и
с большим пакетом.
– Добрый день, – начал он.
– Здравствуйте! – поздоровалась Маша, повернулась к Илье и сказала решительно, – ну, Илюш, счастливо тебе.
– Ты меня прогоняешь? – вспыхнул Илья.
– Да, – твердо заявила Маша.
– Что ж, – сказал Илья, – хорошо. Думаю…
Но Маша уже его не слушала.
– Проходите, – Маша посторонилась, пропуская молодого человека, тот растерянно пробормотал «Извините» Илье, и Маша закрыла дверь.
Уф!
Молодой человек растерянно огляделся.
– Добрый день, – снова поздоровался он.
– Слушаю вас.
– Извините мое вторжение. К тому же я, судя по всему, крайне не вовремя… Меня зовут Глеб.
– Мария, – представилась Маша, – у вас дело ко мне?
– Да. Дело. Я хотел вернуть матрас. Вы были так добры ко мне вчера. Вы и ваша соседка. К ней я уже заходил. Очень милая, отзывчивая женщина. Это вам, – и он протянул Маше букет.
– Так это вы? – изумилась Маша, – дед Мороз?
– Ну, в некотором смысле…
Без красного халата, бороды и шапки он выглядел очень хорошо. Респектабельно. Даже шикарно.
– Сегодня вы совсем другой, – улыбнулась Маша.
– Ваш матрас, – Глеб протянул Маше пакет, – большое спасибо.
Маша кивнула.
– Боюсь, я был не в лучшем виде. Вообще-то я совсем не пью, но у меня племянница родилась и мы с братом на радостях… Представляете, родилась тридцать первого декабря? Такой всем подарок…
Маша кивнула.
– Забавно, не находите, что я попал именно к вам? – улыбнулся Глеб.
Маша опять кивнула.
– Я шел к моим старым друзьям, поздравить их дочку. Она тоже Маша, только ей шесть лет, – продолжал Глеб. – Давно пообещал, и вот, подвел. Они живут в доме 12А, а у вас просто
дом 12. Я перепутал. Мы редко видимся, к сожалению.
Глеб улыбнулся. Очень славный молодой человек.
– С Новым годом Вас, – добавил он после короткой паузы.
– И Вас, – откликнулась Маша.
Помолчали.
– Ну, я пожалуй пойду, – сказал Глеб. – Спасибо вам еще раз.
– Хотите кофе? – Предложила вдруг Маша, и сама себе удивилась. – Хотя кофе, по моему, закончился.
– Жаль, – огорчился Глеб. – А давайте сходим куда-нибудь? Пообедаем или просто погуляем? Если у вас есть время, конечно.
– Давайте. – Согласилась Маша. – Я только приведу себя в порядок. Подождете?
– Подожду, – откликнулся Глеб. – Вы не торопитесь.
Маша отправилась переодеваться.
Жизнь, оказывается, щедра на сюрпризы.
«Никогда не стоит отчаиваться, – подумала Маша. – Впереди всегда будет новое хорошее. Оно стоит и ждет своей очереди. Просто никогда не знаешь – где».

Рубрика: Деловой Тихвин №5, Культура.   Теги: , ,   
Также рекомендуем:
На улице падали большие хлопья снега. И Сквон с Виконтом начали отряхиваться уже в парадной и на лестничных маршах. Когда Сквон отпер входную дверь в квартиру, Виконт предупредительно гавкнул, и ...
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
Шотландия
- Да, здоровские названия… И рисунки. Жалко далеко и давно. Только в юбках мужики ходят – фууу… - Ну и что?... Противно, конечно. Но... традиция. - Ххххх… - Зато там холмы, вереск, замки, ...
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
Кутька и Капитан
… Кутька из той дворняжей породы городских пацанов, что присутствуют в любое время и в любом месте, с широкими или узкими улицами, проспектами и площадями, пока существует сама бестолковая, и ...
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
Старик
Меня мучило-маяло третью неделю – сходить? или забить, да и выкинуть из головы? Немногие, но всерьёз, говорили, что у Старика случается нимб. Правда… хм, большая часть из этих немногих тут ...
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
Женька
Женька была настоящим пацаном. Нет, конечно, она была девочкой, но для нас, сорванцов, «настоящий пацан» — это была похвальба, и каждый смог ...
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
Новогодняя открытка
Шотландия
Кутька и Капитан
Старик
Женька

Частичное или полное копирование, перепечатка и использование материала допускается только с разрешения редакции.