Журнал для деловых людей.
Интервью, мода, бизнес, книги, политика,
искусство, технологии, общество

КОНЦЕПЦИЯ ДЕЛОВОГО СТИЛЯ И LIFESTYLE

Сложную проблему мы уместим в несколько предложений. Традиционный консерватизм – сделаем более креативным. И в итоге – получим деловой стиль, сочетающий качество высокого стандарта и новые интересные идеи.

 

Кутька и Капитан

Кутька и Капитан

Художник - Елена Сухачева

… Кутька из той дворняжей породы городских пацанов, что присутствуют в любое время и в любом месте, с широкими или узкими улицами, проспектами и площадями, пока существует сама бестолковая, и равнодушная к чужому, урбанистическая цивилизация.

Короче, маленький, беспризорный, вёрткий и вольный человек Кутька.

Настолько вольный, что иногда от клятой вольности крепко подводит брюхо, и хочется завыть похлеще брошенного хозяевами кабыздоха.

Все и везде эдакие дворняжьи пацаны схожи… что Серёжками, что Рамиресами, что Хон Чи Хонами их кличут.

Матери у Кутьки даже в карточке у урядника не значилось.

Отец имелся. В той карточке и в учреждении №34345, где каждая дверь запирается на ключ, и откуда можно высылать по одному письму и одной открытке в три месяца. Ещё имелась тётка, отцова сестра, в бараке на окраине, куда и приходили письма из учреждения №34345.

У тётки положено находиться по выходным и по предписанию, по неясным ни тётке, ни Кутьке параметрам и уложениям.

А остальные, не выходные дни, Кутьке определено находиться в приюте…

Счаззз.

В принципе «нарушение предписаний» никого особого не дёргало. Ибо любому вдруг задумавшемуся, понятно, что если в приюте обретался бы каждый, кому положено, сам приют развалился бы, распучившись, словно бочка с перебродившей брагой.

Тёплые полгода жизнь у Кутьки считалась вполне сносной – мест для обитания достаточно: тут тебе и рынок, и вокзал, и речка, и крыши, и даже сады и хуторки за шлагбаумом… А вот с холодами начиналась непростая, и с частыми болячками, фигня.

Аккурат где-то в середине мерзкого ветром, снежномокрыми хлопьями и постоянной дрожью ноября они и встретились – Кутька и Капитан.

Кутька сидел в обнимку со скалившимся львом на парапете и мёрз.

А Капитан проходил мимо. Но не прошёл. Притормозил.

- Мёрзнешь?

Кутька шмыгнул пристывающей соплёй.

- А те чё?

- Да, вот… чё то.

Кутьке удалось далеко и ловко, через тротуар, цыркнуть.

- Иди себе, куда шёл, дядя.

- Угу. Может со мной?

Кутька кутнулся и глянул внимательно, исподлобья – на этих… сальных, вроде не похож, на блатного и придурка тоже – прихомутать что ль для чего хочет?

- Резон тебе в чём… дядя?

- Ни в чём. Застудишься на хер. Если решаешь и идёшь, не дядей, а Капитаном зови.

- Кем-кем? Ха…

И Кутька спрыгнул, и засеменил за быстрым шагом.

- Эт у тебя звание или кликуха?

- Титул.

- Чее-еего?

- Потопленного Летучего Голландца.

Вдруг всё-таки сдвинутый? Малёк видать е. Ладно, до тепла Кутька согласился не отворачивать – мол, дошагаем, а там и разберёмся.

… Капитан жил на за водонапоркой, в блёклой несколькоэтажке, в однокомнатной квартирке на предпоследнем этаже. Хлипкую дверь отпер, разулся и сразу в комнату, на диван, и лицом к стенке, Кутьке же через плечо:

- Разувайся – грязь не переношу, нечищеной обуви и немытой головы тоже. Хавка в холодильнике, чего найдёшь – на двоих готовь.

Вот те раз.

- … И возьми из шкафа и  с вешалки… тож, что обнаружишь, постелишь себе на кухне.

Вот те два.

- Но, ключи у нас одни… Значит, кто уходит — оставляет. Деньги, блин, когда есть, во втором ящике секретера.

Вот те три.

И Кутька, отогреваясь, потопал на кухню и прочее обиталище осматривать – мебели: диван-шкаф-секретер-стол-стулья-плита-холодильник, да телек перегоревший, но полок книжных, ПОЛОК…

И-ииишь – У НАС… Капитан с ветру.

… Так они и зажили вдвоём.

Сначала Кутька свалить хотел, само собой, с содержимым ящика секретера… потом передумал.

И дело не в тепле, стенах и жрачке.

С Капитаном оказалось забыто, свойски, и интересно – когда Капитан с Кутькой разговаривали.

 

- У тебя мечта есть?

- Ясен перец – бабок дыбануть и вырасти побыстрее.

- Зачем?

Капитан лежит на диване, курит и зырит пристально – то в потолок, то на Кутьку, буравит до затылка и мурашек.

- Бабок – чтобы зажить, наконец, по-человечески. Вырасти – чтобы жить, где хочется.

- И где хочется?

- Где тепло, море, фрукты и обязательно старинные дома… хорошо бы ещё и крепость древняя какая. Я на батиной открытке видел.

- Почему старинные дома и крепость?

- Нравится.

 

- … А у тебя то есть кто?

- Есть. Ты.

- Я ж серьёзно…

- …

- …Бабу хоть приводил бы. Если надо, я и ночь, и две на вокзале спокойно перекантуюсь.

- Не надо. Тем более ночью. Да, и… хлопотно с ними.

- Эт точно.

- … Хых.

 

- … И ты все-все-все эти книги перечитал?

- Даже в других местах прихватил.

- Ёлы… Куда ж у тебя поместилось?… И… и где… Буркина-Фасо  знаешь?

- Знаю.

Кутька не верит. Капитан усмехается, подсказывает, где атлас – Кутька лезет, обваливает книжные осыпи, чихает пылью, проверяет…

А Капитан уже уставился в потолок, новую сигаретную пачку распечатал и рассказывает.

… И одно название налезает, насаживается в Кутькиной башке на другое, дата запрыгивает на дату, мешаются красивые, смешные, грустные, фантастические истории … И рассекают волны в беспощадных, чайных гонках, наперегонки, клипера. И бьются настырные британцы в пробковых шлемах то с разукрашенными маори, то с засевшими в ущельях пуштунами. И попадает в засаду преданный и загнанный Че Гевара. И возвращает коротко удачу, Париж и Францию, во главе бравой гвардии Наполеон. И… И… И… И подгорает на конфорке кастрюля с выкипевшими пельменями.

 

- Слышь, а мне… ну… посоветуй, чего почитать. Токо интересное.

- На третей полке пятый переплёт слева… Прочтёшь — скажешь чего понял. Поймёшь верно – потом подскажу не интересное, а умное.

 

… Но всё-таки больше Капитан молчал. Типа думал.

Или спал. Всё слыша и опять думая. Непонятно, как у него получалось, но получалось – спит себе, аж похрапывает, постанывает, зубами поскрипывает, с уголка губ слюнка стекает, Кутька в уборную или к окну шастнет, а Капитан ему: «Чайку заодно поставь-завари и пепельницу вытряхни».

С Кутькиными самостийностью и шустростью домашнее холостое хозяйство на двоих – тьфу – и продавщицы не стрематься, а улыбаться стали… С Капитановыми спокойностью и умностью злой мир вокруг расширяется и добреет.

 

… Тётка про Капитана разнюхала, зашла благодарить, причёсанная, с пирожками. Пробовала и что-то сувать-шептать, подхихикивая и прислоняясь. Капитан кивал и морщился.

Кутька тётки застыдился. Хотя зла на неё не держал – наоборот.

Пирожки они стрескали, и на выходные Кутька к тётке перестал заваливаться.

… Когда заснежило до высоких сугробов, припёрся околоточный.

- Опа!… Ты кто? – спросил околоточный угрюмо загораживающего вход Кутьку.

- Европа. Племянник.

- Похож, прям… А документы?

- А потерялись.

 

Околоточный, конечно, не поверил и прошёл, следя и капая. А дождавшись Капитана, говорил с ним строго, и протокол достал, но через пару часов надрались они с Капитаном в зюзю, так что оба орали песни про дальний, горящий перевал – под матерный подстук соседей в стенку, и пришлось кобуру и фуражку при пошатывающемся прощании два раза в коридоре с пола подбирать.

И снова Кутька натирал ботинки до блеска, бегал в магазин, чистил картошку, жарил яичницу, а Капитан спал-постанывал, не спя, зырился в потолок или рассказывал.

Но в следующий раз околоточный пил меньше, а бубнил строже, и отворачивался от слов Капитана.

И в следующий.

… и однажды, по утру Капитан в глоток добил бутылку с иностранной этикеткой, побрился и сказал Кутьке:

- Уехать мне придётся. Извини. Надеялся до весны протянуть… В секретере тебе месяца на полтора хватит. Ключи… околоточному и отдашь – ты перед ним не выпендривайся – нормальный мужик -  и насчёт тебя мы вроде договорились, если дурковать и… баб водить не станешь…

А Кутька не знал чего говорить. Стоял в узком, тёмном коридоре, и девчачьи слёзы сглатывал.

- Капитан…

- Ну?

- А ключи… обязательно отдавать?

- В одиночку не продержишься – за хату платить надо. К маю, если не возвернусь, опишут и опечатают – уведомили. А к маю… я и не вернусь. Да и Лимпопо с ней, с квартирой… Но книжки чтоб все целы остались. Пусть и не мне.

Кутька от сдавленной горечи совсем чепуху замолол:

- Да, я!!!, я!!!… я ж смогу!!! Где наша… Придумаю – ей-ей придумаю!… я и сам вон теперь сколько прочитал!… Ты, мне Капитан поверь! А?!!!…

… и осёкся.

- … Долго… без тебя?

Капитан поглядел на пустую бутылку. Или сквозь. В заиндевевшее окно и сузившийся мир вокруг. И вдруг оказалось, что сидит он в форме, и бушлат, которым Кутька укрывался, на Капитане вычищен, и выглажен. И молодой дядька он, Капитан. Только глаза старые.

Только на погонах не звёздочки, а лычки. И к синему морю его песочная форма никак не клеится.

- Ты собаку заведи. Собаки они… верные. Я на «восточке» забавных щенков видел.

- Ага! Пушистые, на варежки похожие… Заведу.

- На варежки?

Капитан отстегнул застёжку на кармане, достал листок и карандаш, накарябал…

- … Сюда пиши. Часто смысла нет. Но черкани как…

 

Кутька щенка не завёл. Пожалел.

В мае Капитанскую квартиру опечатали.

В августе Кутьку подрезали на набережной, у портовых доков.

 

А в сентябре на барачный тёткин адрес вместе с очередным письмом из учреждении №34345, пришла телеграмма со скачущим смазанным шрифтом: «Возвращаюсь. Есть два билета в Буркина-Фасо. Всплыл Летучий Голландец».

На всякий тётка потащилась к уряднику.

Рубрика: Деловой Тихвин №4, Культура.   Теги:   
Также рекомендуем:
Шотландия
- Да, здоровские названия… И рисунки. Жалко далеко и давно. Только в юбках мужики ходят – фууу… - Ну и что?... Противно, конечно. Но... традиция. - Ххххх… - Зато там холмы, вереск, замки, ...
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
Старик
Меня мучило-маяло третью неделю – сходить? или забить, да и выкинуть из головы? Немногие, но всерьёз, говорили, что у Старика случается нимб. Правда… хм, большая часть из этих немногих тут ...
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
31 декабря - самый длинный день в году. Маша Иванова печалилась и грустила. Дело в том, что Машин молодой человек - Илья, считал Новый год семейным праздником и, по традиции, ...
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
На улице падали большие хлопья снега. И Сквон с Виконтом начали отряхиваться уже в парадной и на лестничных маршах. Когда Сквон отпер входную дверь в квартиру, Виконт предупредительно гавкнул, и ...
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
Женька
Женька была настоящим пацаном. Нет, конечно, она была девочкой, но для нас, сорванцов, «настоящий пацан» — это была похвальба, и каждый смог ...
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
Шотландия
Старик
Про Новый Год
Новогодняя открытка
Женька

Частичное или полное копирование, перепечатка и использование материала допускается только с разрешения редакции.