Журнал для деловых людей.
Интервью, мода, бизнес, книги, политика,
искусство, технологии, общество

КОНЦЕПЦИЯ ДЕЛОВОГО СТИЛЯ И LIFESTYLE

Сложную проблему мы уместим в несколько предложений. Традиционный консерватизм – сделаем более креативным. И в итоге – получим деловой стиль, сочетающий качество высокого стандарта и новые интересные идеи.

 

Второй шанс БИТЛЗ

Битлз

Битлз

В чём ещё виновен Марк Чепмен?

1980 год. Красивая сказка под названием «Битлз» закончилась десять лет назад, но миллионы поклонников все еще ждут дня, когда творческий союз Джона, Пола, Джорджа и Ринго воссоединится.  У психически неуравновешенного американца Марка Чепмена свои мысли на этот счет. Он точно знает, что битлам не суждено больше быть вместе, по крайней мере, в полном составе, потому что ненавидит Джона Леннона и собирается убить его. 8 декабря он дожидается Леннона и его жену  Йоко Оно возле их дома в Нью-Йорке и пускает в музыканта пять пуль. Эти выстрелы лишают фанатов не только их кумира, но и надежды на  воссоединение «Битлз», и миллионы поклонников начинают обвинять убийцу сразу в двух грехах. Один из них неоспорим – смерть Леннона.

Но действительно ли Чепмен виновен в том, что не дал «Битлз» второго шанса?

 

Не виновен.

Уже потому, что этого не допустила бы Йоко Оно, жена Леннона. Японская художница, чьи отношения с остальными битлами сразу же не заладились из-за ее постоянного присутствия в студии, делала все возможное, чтобы Джона не пришлось делить  с Полом, Джорджем и Ринго. Йоко еще до распада группы стала его новым компаньоном и творческим соратником. Вместе они создали супергруппу «Плэстик Оно Бэнд», участие в которой все больше убеждало Леннона в том, что «Битлз» ему больше не нужны. Со своей маленькой японкой Леннон не расставался ни на миг. Жена даже заменила музыканту единомышленника Маккартни, которому Леннон больше не доверял.

Когда же «Битлз» не стало, Йоко постаралась скорее увезти мужа в США, «от греха подальше», поскольку в Лондоне явно чувствовала магнетизм его битловского прошлого. И хотя Леннон боялся переквалифицироваться из «короля Лондона» в одного из творческих аристократов Нью-Йорка, все же добилась своего. Переехав в Америку, Джон вместе с женой активно занялся политической деятельностью, и музыкант в очередной раз доказал себе: ему не обязательно быть битлом, чтобы самореализоваться.

Тем не менее, ностальгия по «Битлз» иногда охватывала его буйную душу. Во время полуторагодовалой размолвки с Йоко, которую Леннон назвал «потерянным уикендом», бывший битл не раз упоминал о Маккартни: «Хорошо было бы снова поработать с Полом». Мей Пэн, его временная пассия, соглашалась с ним, но стоило музыканту вернуться к жене, – он больше не вспоминал о совместном творчестве с Маккартни.

Если маленькая странная японка украла Леннона у «Битлз», чтобы стать для него единственным партнером во всех начинаниях, то другая «битловская» жена – Линда Маккартни (урожденная Истман), тянула своего звездного мужа в семью. Для нее существовали два Пола: Маккартни-суперзвезда и Маккартни-муж и отец. Однажды она даже сказала: «Дома Пол – это папочка, но когда наш Джеймс видит его по «ящику», он говорит: «Смотрите, вот – Пол Маккартни».

Еще в 1969 году, до официального распада «Битлз», Пол поселился с ней на ферме в Шотландии, подальше от безумных поклонников, нервных друзей и финансовых неурядиц.  В то время он тяжело переживал размолвку с Ленноном и остальными членами группы. Своей любовью и заботой Линда помогла ему выбраться из депрессии.  Музыкант стал работать над первым сольным альбомом «Маккартни», а в перерывах – заботиться  о своих собаках, лошадях и овцах.

Через год после распада ансамбля Линда стала уже не просто женой бывшего битла, а участницей его новой супергруппы «The Wings» (Крылья) и по-своему восполнила пустоту, оставшуюся после Леннона.

Конечно, власть Линды над мужем явно уступала жесткому контролю Йоко, и ей трудно было бы конкурировать с возродившейся из пепла  группой. Но у этой мягкой, спокойной женщины тоже была своя причина не возвращать любимого Джону, Джорджу и Ринго:  вместо надежного любящего супруга, Маккартни снова мог стать ветреным битлом.

На пути к воссоединению группы стояли и финансовые проблемы. «Битлз» – ансамбль, который завоевал мир не только благодаря своей удивительной музыке. В их арсенале была привлекательная внешность, самоуверенность,  подкупающая провинциальная наивность и, конечно же, крепкая дружба. Но к концу 60-х теплые, почти братские отношения дали трещину. Леннон небезосновательно обвинял Маккартни, что тот втайне скупал акции их звукозаписывающей компании, не смотря на уговор делить все поровну. Масла в огонь подливала и неразбериха с продюсерами: Джон, Джордж и Ринго предлагали назначить вместо умершего Брайана Эпштайна бывалого «капитана» в морях шоу-бизнеса  Алана Кляйна. Пол Маккартни агитировал за кандидатуру своего тестя Ли Истмана. Весь этот «тяни-толкай» привел ливерпульскую четверку прямиком в зал суда. 31 декабря 1970 года Пол Маккартни начал процесс о расторжении партнерства «Битлз». Требуя раздела имущества, музыкант был вынужден судиться не только с Кляйном, но и другими битлами:  Ленноном, Харрисоном и Старром.  Маккартни выиграл, чем страшно разозлил остальных ливерпульцев.

Это было только начало всех судебных разбирательств  битлов, но стало ясно: они уже не прежние Джон, Пол, Джордж и Ринго, которые творили больше для удовольствия, нежели для заработка. Теперь это были умудренные опытом бизнесмены, которые, к тому же, изрядно испортили отношения друг с другом. И виной тому были не только жены и финансовые неурядицы…

У каждого из «Битлз» наметился свой творческий путь. В 2001 году, незадолго до своей смерти (29 ноября 2001 года) Джордж Харрисон  признался: «Обидно было, что мы убивали по нескольку дней на вылизывание, например, «Maxwell’s Silver Hammer» (Серебристый молоточек Максвела), и только когда миллионная версия удовлетворяла взыскательный вкус авторов, мы, наконец, находили пять – десять минут на мою песню. Я точно знаю, что несколько моих песен ничуть не уступали средним вещам Пола и Джона, может, даже были лучше, но так уж повелось в «Битлз».

Прошло более тридцати лет с момента распада группы, но обида все еще жила в музыканте.

Действительно, Джон Леннон  и Пол Маккартни, привыкшие к лидирующему положению, не заметили, как Харрисон и Старр из битлов второго плана переросли в самостоятельных творческих личностей. Они  хотели самореализации не меньше, чем Леннон – Маккартни и устали от поучений более успешных товарищей. У Джорджа появились такие песни, как Something, While my guitar gently weeps , он все больше стал увлекаться индийской музыкой и принял кришнаитство. Ринго  тоже показал себя как талантливый автор – написал Don’t Pass Me By и Octopus’s Garden. Разногласия начались и между двумя «главными» битлами: Леннон, все больше погружаясь в мир авангарда, сюрреализма и политики, тяготился необходимостью работать над «милыми» песенками Маккартни.

Сумасшедший мир Джона, тонкий лиризм Пола, мистическая аура Джорджа и скромное обаяние Ринго больше не могли сосуществовать под одной крышей. И после распада группы их дороги разошлись навсегда.

 

Виновен.

 

Даже женские чары и крупные ссоры были бессильны перед их дружбой. В биографической книге «Антология «Битлз», которая была создана при участии Маккартни, Харрисона и Старра в 90-е годы, Ринго говорит об остальных битлах: «Они стали для меня самыми близкими друзьями, каких я когда-либо имел. Я был единственным ребенком и вдруг почувствовал себя так, словно у меня появилось три брата. Мы нашли друг друга, мы часто смеялись все вместе. В давние дни мы занимали огромные номера отелей, целые этажи и, в конце концов, все вместе оказывались в ванной, только чтобы не расставаться».

Конечно, многие могут отнестись к словам Ринго скептически, и даже цинично: «Красивая сказочка для красивой книжечки».

Но существует множество доказательств того, что Джон, Пол, Джордж и Ринго действительно относились друг к другу, как братья.

Даже после распада группы им тяжело было существовать друг без друга. Когда одному битлу требовалась поддержка, он непременно получал ее от другого. Например, Ринго Старр, сольная карьера которого, в отличие от остальных, поначалу складывалась менее удачно. В создании альбома «Ринго» ему помогли все остальные битлы. Правда, сделали это порознь. Джордж Харрисон тоже обращался за советом к своему старшему товарищу –Леннону. Однажды он приехал в офис Кляйна к Джону, чтобы показать ему свои песни. Но жена музыканта этого визита явно не ждала. Увидев музицирующих битлов, она начала жутко вопить. Джон не выдержал и крикнул: «А ну катись отсюда к чертовой матери!». Схватил ее и выставил за дверь. Это был редкий случай, когда Оно, вторгнувшись на территорию творчества друзей, получила жесткий отпор со стороны мужа. Но он уже говорит о том, что  возможность поработать с битлом музыканту была очень важна. Вряд ли он стал бы ссориться со своей любимой Йоко ради Мика Джаггера или Элтона Джона.

И все же Леннон, будучи инициатором распада, при любом удобном случае старался  подчеркнуть, что «Битлз» для него больше ничего не значат. Все это выглядело чересчур демонстративно. Возможность воссоединения группы он часто отрицал, и в то же время мог признаться: «Ринго однажды заметил: «Сказать «никогда» может только нехороший человек»,- и в самом деле, кто знает, что еще может произойти. Поэтому никто из нас и не говорит «никогда». Но говорить «может быть» я тоже не хочу, потому что знаю, что об этом моментально раструбит вся пресса как о почти свершившемся факте, и откуда-то всплывет масса непонятных личностей, готовых «все устроить», и коммерсантов, объявляющих в интервью «да, мне удалось собрать «Битлз»… Могу уверенно сказать только одно: если «Битлз» когда-нибудь и соберутся снова вместе, они сделают это сами, без чьей-либо помощи…»  Эти слова были сказаны Ленноном в последнем интервью американской журналистке Барбаре Гростарк.

От любви до ненависти один шаг, так же как и в обратную сторону. В 1980 году Леннон уже не отрицает возможности собраться вместе, а ведь всего каких-то девять лет назад он спрашивал в песне своего «заклятого врага» Маккартни: How Do You Sleep? (Как тебе спится?). И добавлял: «The sound you make is music to my ears» (Твоя музыка режет мне слух). Тогда Пол, уже высказавшийся в своих предыдущих песнях, ответил сентиментальной  Dear friend (Дорогой друг): «Dear friend , throw the wine, I’m in love with a friend of mine,Really truly, young and newly wed» (Дорогой друг, налей вина. Я влюблён в своего друга. Честно, в молодого и недавно женившегося). Но разве теплые строки песни Маккартни, так же как и гневные Леннона, не доказывают, что битлы все еще небезразличны друг другу.  Иначе зачем тратить силы, время на сочинение и запись песен, посвященных чужим людям?

В 1971 году, когда душевные раны от болезненного развала группы еще не затянулись, два лидера группы действительно казались непримиримыми врагами. Но со временем их отношения наладились. К концу 70-х друзья стали часто перезваниваться, хотя Маккартни иногда все же приходилось слышать от Леннона грубости в свой адрес. К тому времени Пол и Джон успели даже один раз сыграть вместе во время записи пластинки Харри Нильсона «Пусикетс». И, если верить продюсеру Леннона  Джеку Дугласу, незадолго до своей смерти музыкант вновь заскучал по остальным битлам. В интервью газете The Times Дуглас сказал: «Джон и Пол планировали играть в альбоме Ринго, а Джордж еще не принял решения присоединиться к ним… Участники группы рассчитывали, что Джордж присоединится к ним, как только они начнут совместную работу». Но даже если продюсер музыканта бессовестно лжет, у ливерпульской четверки все же был бы второй шанс на воссоединение.

«Антология «Битлз», наверняка, вновь собрала бы вместе Джона, Пола, Джорджа и Ринго.

В 1995 году, через 15 лет после смерти Леннона,  трое битлов собрались, чтобы записать альбом на двух компакт-дисках, а также выпустить документальный фильм и книгу. В «Антологию» вошли ранее не издававшиеся студийные записи и концертные выступления группы. Помимо сборника песен в свет вышли одноименные фильм и книга. Битлы также доработали две незаконченные песни Леннона  – Free as a Bird (Свободен как птица) и Real Love (Настоящая любовь). При их записи Пол, Джордж и Ринго наложили свои голоса и инструментальное сопровождение на рабочую запись Джона. Одного из «Битлз» уже не было в живых, но музыканты все равно творили вчетвером, как в старые добрые времена! Ах, если бы только не Чепмен…

 

Вердикт.

БитлыВопрос «Воссоединилась ли бы великолепная ливерпульская четверка, если бы Джон Леннон не был убит?» действительно спорный и многогранный. Точного ответа не знают даже Пол и Ринго, ныне живущие битлы. Возможно, только Джон и Джордж сидят на облаке и глядят на мир с загадочной улыбкой.

Каждый волен думать так, как ему хочется, но одно можно утверждать наверняка – распавшись в том далеком 1970 году, группа обеспечила себе бессмертие. Союз Леннона, Маккартни, Харрисона и Старра остался в сердцах миллионов поклонников созвездием таланта, молодости и энергии. Кто знает, что собой представлял бы ансамбль двадцать или тридцать лет спустя? Не исключено, что лишился бы харизмы и обаяния.

Однажды Леннон сказал: «Все было мило и забавно, и, я думаю, так могло бы продолжаться и дальше или же все изменилось бы в худшую сторону. Просто мы повзрослели. Мы не хотим быть «Сумасшедшей командой» или «Братьями Маркс», которых вытаскивают на сцену, чтобы услышать в их исполнении «She Loves You», хотя у них уже астма и туберкулез, а им самим уже за пятьдесят».

И это лишь еще одно подтверждение: все произошло так, как должно было быть. Озорные мальчики превратились в мужчин, зрелых и серьезных, но слишком разных.

Высока вероятность, что такой проект, как «Антология» собрал бы их вместе. Это была бы сенсационная встреча бывших битлов! Но представить, что после этого музыканты вновь начали бы работать над всеми своими песнями гораздо сложнее.

Вердикт: Чепмен виновен в том, что не состоялось несколько концертов или сессий звукозаписи Леннона, Маккартни, Харрисона и Старра. В том, что не дал «Битлз» второго шанса – нет.

Рубрика: Деловой Тихвин №4, Общество.   Теги: ,   
Также рекомендуем:
Джо Дассен
«Настоящая радость для меня - услышать, как мою песню напевает себе под нос уличный художник или насвистывает заправщик на бензоколонке, не задумываясь о том, кто его клиент. То, что мои ...
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
Павел Флоренский
Определяя значение Павла Флоренского для нашего времени, академик Д.С. Лихачев писал: «Имя Флоренского возвращается общественности, нашим молодым современникам, для которых оно должно стать символом стойкости и безропотного мужества…».
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
Эдит Пиаф
“Я не жалею ни о чем”. Этот бессмертный шедевр в сентябре 1960-го года принес ей молодой поэт Шарль Дюмон. Через две недели зал “Олимпия” потрясенно слушал, как маленькая женщина поет: ...
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
Кальянный бизнес. Деньги или жизнь
История кальяна насчитывает не одно столетие. Споры о том, где он был изобретен, ведутся до сих пор, и единого мнения пока не найдено. Есть несколько версий о дате и месте ...
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
Коко Шанель
Шанель – синоним слова «стиль» для целого мира. Обладательница этого имени посвятила Моде всю свою жизнь. Будучи замужем за своей работой, она так и не познала семейного счастья. Но это не ...
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
Джо Дассен. Поющий сердцем
Академия жизни. Павел Флоренский
Эдит Пиаф
Кальянный бизнес. Деньги или жизнь
Коко Шанель

Oдин отзыв на запись 'Второй шанс БИТЛЗ'

  1. Хотели бы объединиться – объединились бы. А на нет и суда нет. ИМХО :(

Частичное или полное копирование, перепечатка и использование материала допускается только с разрешения редакции.