Журнал для деловых людей.
Интервью, мода, бизнес, книги, политика,
искусство, технологии, общество

КОНЦЕПЦИЯ ДЕЛОВОГО СТИЛЯ И LIFESTYLE

Сложную проблему мы уместим в несколько предложений. Традиционный консерватизм – сделаем более креативным. И в итоге – получим деловой стиль, сочетающий качество высокого стандарта и новые интересные идеи.

 

Другое лицо Аргентины. Провинция Кордова.

“Ново-Андалузская” Кордова против Нью-ВасюковНедавний визит российского президента в Аргентину и подписанный там договор о двустороннем экономическом сотрудничестве ознаменовали новую веху в отношениях обеих стран. В прошлом году тенденция  к сближению проявилась в отмене визового режима. В этом году – строятся планы по совместной работе в сфере атомной энергетики.

“Мы считаем, что здесь живут наши друзья, близкие нам люди” - сказал Д. А. Медведев.

А что мы, собственно, знаем об Аргентине? Как расширить это знание, выйдя за рамки привычных клише?

 

Где кончается аргентинская “нерезиновая”…

Кончается она сразу за проспектом Хенераль Пас, который многорядовым полукружьем отчёркивает аргентинскую столицу от пригорода на северо-востоке. По аналогии с МКАДом – по “ту сторону” жизнь также бьёт ключом. Те же киоски с приставкой “макси”, тот же архитектурный разнобой, такие же цистерны на крышах – на манер индивидуальных водонапорных башен… Те же люди, те же цены (ну, почти). Одним словом, ситуация – как в первопристольной: Люберцы (или Мытищи, скажем) – они вроде и Москва, а в то же время – не Москва. И москвичи (которые обитают по эту сторону) на “замкадовских” соседей свысока поглядывают. А “замкадовские” всячески доказывают, что они не хуже. Или даже лучше.

Нечто похожее происходит с Буэнос-Айресом. Столичные жители – “портеньос”

(от исп. Porteños  – портовые)  – отличаются от остальных аргентинцев характерным говорком, завидной самодостаточностью и той печатью, которую неизменно накладывает тринадцатимиллионный город-космополит. Город-порт, ставший вторым отечеством не одному поколению испанских, итальянских и украинских иммигрантов; родина танго, крёстный отец самого значительного на континенте театра оперы и балета, обязательный пункт в гастрольных программах европейских и американских “звёзд” любого жанра; город-сибарит, город-метафора, город – дежа-вю, в котором гармонично уживаются архитектурные несуразности в стиле “ретро” и “модерн”, ультра-модные бутики и грязноватые лавки, торгующие китайским ширпотребом, артисты и воришки, демонстранты и охраняющая их полиция…

Буэнос-Айрес сбивает с толку, очаровывает, затягивает в водоворот событий и встреч,навевает беспокойные сны. Наверное, поэтому стандартная ассоциативная цепочка у типичного иностранного туриста выглядит примерно так: “Аргентина – танго – вино – Буэнос-Айрес”. У наболее продвинутых в список иногда попадают писатель Борхес, ледник Перито-Морено с пингвинами и водопады Игуасу на бразильской границе.

А ведь этим список аргентинских интересностей отнюдь не исчерпывается. И обитателям любой из 23-х провинций, соответствующих административному делению, остаётся только укоризненно покачать головой: за буэнос-айресской полукольцевой тоже есть жизнь. И ещё какая.

 

“Ново-Андалузская” Кордова против Нью-Васюков.

Что мы знаем об АргентинеВторая (после столичного федерального округа) по численности населения,  третья в масштабе национальной экономики – Кордова отличается завидным разнообразием природных ресурсов и этнического состава. Названием своим провинция обязана сентиментальности Херонимо Де-Кабрера – вассала Перуанского Вице-королевства. Именно им был заложен город на берегу живописной реки, в месте, которое индейцы племени “санавирон” именовали Кизкизакате – “встреча двух вод”… То ли мучила бывшего испанского крестьянина ностальгия по родине, то ли индейское название показалось ему слишком коротким, но заменил он его на более звучное с конкистадорской точки зрения: “Ново-Андалузская Кордова”. К слову сказать, за геополитическую свою самодеятельность пришлось Херонимо расплачиваться головой – в буквальном смысле. Новую Кордову он сгоряча заложил несколько южнее официальной границы Вице-королевства Перу, и потому оказалась она во владениях соседей – Вице-Королевства Ла-Платы. Соседи, понятное дело, не возражали, а вот непосредственное начальство горе-конкистадора пришло в ярость и голову ему отрубило, как только Херонимо Де-Кабрера вернулся в Лиму.

Со временем город дал название всей провинции, а потомки коренного населения (племён комечингон, хет и санавирон) благополучно перемешались с испанцами, итальянцами, миролюбивыми швейцарцами и – после Второй Мировой войны – с немалым количеством выходцев из восточной Европы. Первый президентский период полковника Перона в 1946 году начался с того, что новоиспечённый президент открыл границу военным беженцам обоих лагерей, особенно поощряя при этом въезд немецких учёных и инженеров, которые у себя на родине имели отношение к военной промышленности. Амбициозные планы Перона заключались не только в том, чтобы «накормить всех страждущих и неимущих» в Аргентине, но и в том, чтобы на свой лад упорядочить геополитический сумбур, связанный с ослаблением европейских колоссов и капитуляцией Японии. В результате на кордовском авиационном заводе был создан так называемый “немецкий контингент”, благодаря которому в начале 50-х годов Аргентина обзавелась реактивным истребителем “Пульки-II”, окрестности Кордовы украсились аккуратной застройкой баварского типа, а традиции обогатились за счёт ежегодного “октоберфеста” с пивом и сосисками.

Сейчас самолёты в Кордове уже не выпускаются, но это вовсе не говорит об отсутствии в зоне промышленной активности. И пока немецкие деревеньки в предгорьях приводят в восторг любителей треккинга, скалолазания и экотуризма, с конвейеров  кордовских автозаводов на латиноамериканский рынок поставляются “Рено” и “Фиаты”, а из недр добывают известь, марганец, оникс и уран…

К слову сказать, на встрече Д.А.Медведева и К.Де-Киршнер акцент был сделан именно на перспективах содействия российских специалистов в области разработки урана и атомной энергетики.

В местечке Арройито действует меж тем основной фабричный комплекс кондитерского концерна “Аркор”, чьи производственные мощности обеспечивают рабочие места не только на аргентинской территории, но и в соседних странах; а основанный в 1613 году

Кордовский Национальный Университет – старейший в Аргентине – занимает одну из первых позиций в рейтинге латиноамериканских вузов. И выходит, что Кордова – вовсе не забытая богом глубинка, не какие-нибудь там “Нью-Васюки”.

Пусть название не слишком оригинально – но зачем лишний раз пенять бедняге Херонимо? Он и так за свой креатив дорого поплатился.

 

Нумерованные реки, “Забугорье” и нью-эйдж.

Прогулка на лошадях. АргентинаВообще испанские конкистадоры индейскую топонимику не жаловали. Подобно злосчастному основателю Кордовы, спускались они к югу со стороны жаркого Парагвая и, наглядевшись в пути на сухие колючки да потрескавшуюся землю, от вида нормальных полноводных рек впадали в эйфорию. Возможно, именно эйфория лишала их способности запоминать такие чуждые уху названия, как “Чоканчарава”, “Кталамочита” или уж вовсе неприличный “Попопис”. Возможно также, что горький опыт Херонимо Де-Кабрера удерживал первооткрывателей  как от создания новых топографических элементов, так и от помпезного переименования старых. Во всяком случае, с пятью реками, что берут начало в горах Кордовы и катят потом свои холодные воды на восток, конкистадоры решили не мудрствовать: первую попавшуюся им на пути реку они назвали “Первой”, вторую – “Второй”, третью – “Третьей”… И так до пятой. Просто и функционально. А кто хочет изысков – пусть сконцентрируется не на названии, а на пейзаже. Пейзаж великолепен и разнообразен: от бескрайних пампасов под столь же бескрайним низким небом – на востоке, до строгого очарования горных деревушек Трасласьерры – на западе. Буколика холмистых долин Каламучита и Пунилья (в центральной части провинции) служит постоянным стимулом для утомлённых смогом и цивилизацией офисных работников, любителей сезонной охоты, заядлых рыбаков и пугливых маменек, которые чувствуют себя увереннее, если чадо плещется не в капризном океане, а в мелком арыке с зелёным бережком или же в струях миниатюрного водопада. Пороги и заводи Реки

Четвёртой облюбовали себе фанаты рафтинга и каяка…

А вот Трасласьерру – отгороженную от внешнего мира двумя горными хребтами – плотно оккупировали хиппи, уфологи и всевозможный нью-эйдж. С испанского название области дословно переводится, как “забугорье”, и поскольку высота “бугров” с восточной стороны достигает 3000 метров, а качество дорог до недавнего времени оставляло желать лучшего, – нравы и привычки местных жителей достаточно сильно отличаются – как от “равнинных” кордовцев, так и от прочих аргентинцев. Горцы медлительны, тяжелы на подъём, сильно тянут неударные гласные в словах, но при этом обладают прекрасным чувством юмора и непрочь поиронизировать над самими собой. Чем и объясняется огромное количество анекдотов про кордовцев из Трасласьерры. Отправившись здесь в продуктовую лавку, вы рискуете простоять в очереди из трёх человек полчаса. Зато оставленный без присмотра велосипед (или даже очевидно понтовый туристический рюкзак!) дождутся вас снаружи в целости и сохранности. Никто не сдёрнет с вашей шеи любимую фотокамеру за три тысячи баксов (боже упаси таскать её на виду в Буэнос-Айресе, например); и если под утро вы напробуетесь здешнего креплёного вина – можете быть спокойны: до дома вы доберётесь, не утратив ни кожаной куртки, ни бумажника, ни любительского телескопа… Да, вполне вероятно, что огромное количество карабкающихся по валунам граждан с биноклями и телескопами убедит вас в существовании НЛО, и вы тоже захотите узреть парочку. Возможно также, что, остановившись где-нибудь в Мина-Клаверо, вместо традиционного козлёнка на вертеле вы прельститесь оздоровительными глиняными тортиками, которые хозяйка фактории – главная оздоровительница – почему-то не даёт фотографировать… Тортики эти действительно из глины, вернее, из какого-то особенного ила, по составу близкого к активированному углю. Впрочем, если вы не решитесь ими полакомиться, то не отходя от кассы можно принять грязевую ванну. Или просто купить в качестве сувенира глиняный кувшин. Если же вы полагаете, что очищение души важнее, чем очищение тела – можете присоединиться к какой-нибудь группе любителей медитации, которые едут в Трасласьерру именно затем, чтобы снять на всех домик с тростниковой крышей и спутниковой тарелкой и оттуда коллективно вступать в контакт с Универсумом.

 

За кадром. Если вы решились…

 

Предположим, вы осознали, что Буэнос-Айрес – Буэнос-Айресом, но надо бы и другие места в Аргентине посетить, а посему запаслись фотоаппаратом, телескопическими палками и решили отправиться на несколько дней в Кордову.

 

Что нужно иметь при этом в виду?

  • Одноимённая столица провинции – город Кордова – находится в 750 км от “нерезинового”. Областной центр Трасласьерры – Мина-Клаверо – в 900 км.
  • Добраться можно на поезде (дёшево, но рискованно и некомфортно), на автобусе (комфортно и гарантированно, но – дороже) и на машине (недорого, познавательно, но – рискованно).
  • Если экстрим и социальная антропология вам чужды, а время дорого – услугами аргентинской железной дороги лучше пренебречь. Поезда имеют обыкновение опаздывать, ломаться и бессрочно застревать на степных просторах. У них часто отсутствуют стёкла в окнах, но в избытке присутствует мусор на полу и на сиденьях, граффити на стенах и весьма неприятный запах. Ввиду дешевизны, этот вид транспорта используется в основном теми гражданами, которые не могут себе позволить более комфортное путешествие. Это в основном боливийские и парагвайские гастарбайтеры, мелкие криминальные элементы и порастратившиеся наркоманы.
  • Автобус хорош, особенно, если в целях экономии времени выехать в ночь. Сидения на манер самолётных раскладываются в “кровать” и “полу-кровать”, а билет стоит 35-40 долл., в зависимости от выбранной вами транспортной компании, которых масса. В салоне автобуса как правило функционирует раздатчик сока или кофе, но если вы боитесь проголодаться, бутерброды или печенье нужно брать с собой.

 

Если в качестве средства передвижения вы выбрали машину, необходимо учесть некоторые характерные особенности аргентинских дорог и поведения аргентинцев на дорогах:

  • По трассе положено ездить с включёнными фарами. За невключенные фары полиция останавливает и штрафует.
  • Полиция вообще часто останавливает… и охотно принимает “добровольную” мзду.
  • Само местное население ездит 140 км/ч там, где положено 100-120, и 100 км/ч – там, где положено 60-80. Поэтому если вы поедете по правилам, то в вас может врезаться грузовик, который сзади мчится во весь опор, хотя на кузове его и написано “80”. То есть, в теории – быстрее 80 км/ч ему нельзя. Но это же теория.
  • Аргентинские водители имеют обыкновение проклинать коррумпированную дорожную полицию, которая понаставила камер и радаров исключительно для того, чтобы сдирать с людей штрафы. А вовсе не в целях упорядочивания дорожного движения, из-за которого Буэнос-Айрес порядком смахивает на Калькутту. Кое в чём аргентинские водители правы. Однако, для большего сходства с Калькуттой не хватает, разве что, брахманов и осликов.
  • Ещё аргентинцы проклинают выбоины в асфальте, дорожные работы, начатые энное количество лет назад, отсутствие разметки и освещения даже в пригородных зонах, а также пейзаж и горожан, которые пересекают, где хотят, и не только улицы, но и скоростные автотрассы. Благо никакими заграждениями, или там подземными переходами, или эстакадами для пешехода у автотрасс как правило не пахнет. Зато пахнет разнотравьем: обочины в основном покрыты буйной растительностью.
Рубрика: Деловой Тихвин №3, Мир.   Теги:   
Также рекомендуем:
Другое лицо Аргентины. Провинция Мендоса
Если верить аргентинцам, то их футбол - самый футбольный, коррупция - самая коррумпированная, а мясо - самое мясное (тут они недалеки от истины). Особенно склонны к этому буэнос-айресцы, но и ...
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
JUJUY. Другое лицо Аргентины: провинция Хухуй
Обязательная культурная программа: «п?ньяс фолкл?рикас» (исп. - «фольклорные посиделки»), которые обычно проходят в барах и тавернах с типичной местной кухней: своеобразные совместные или сольные выступления приглашённых музыкантов, которые спонтанно выходят ...
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
Другое лицо Аргентины. Провинция Рио-Негро
Если бы Питер Джексон не отснял свою киноэпопею в Новой Зеландии, для экранизации «Властелина Колец» вполне подошла бы южно-аргентинская провинция, давшая название нашему очерку. Именно «к востоку от Моря» - ...
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
Бум недвижимости в Мюнхене
Любой инвестор, выбирая вариант для инвестирования, всегда сталкивается с необходимостью чётко решить – куда выгоднее направить капитал, чтобы его приумножить, и при этом оградить себя от возможных потерь. Многие ...
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
Кристина и мясо
Утром 17-го марта президент Аргентины – донья Кристина Фернандес – вышла из Розового Дома под перекрёстным огнём немедленно посыпавшихся на неё вопросов и репортёрских фотовспышек... СМИ жаждали крови и ...
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
Другое лицо Аргентины. Провинция Мендоса
JUJUY. Другое лицо Аргентины: провинция Хухуй
Другое лицо Аргентины. Провинция Рио-Негро
Бум недвижимости в Мюнхене
Кристина и мясо

Частичное или полное копирование, перепечатка и использование материала допускается только с разрешения редакции.