Журнал для деловых людей.
Интервью, мода, бизнес, книги, политика,
искусство, технологии, общество

КОНЦЕПЦИЯ ДЕЛОВОГО СТИЛЯ И LIFESTYLE

Сложную проблему мы уместим в несколько предложений. Традиционный консерватизм – сделаем более креативным. И в итоге – получим деловой стиль, сочетающий качество высокого стандарта и новые интересные идеи.

 

Обратная сторона роскоши

Обратная сторона роскошиЭлектричества в здании нет.

Как и спасительных кондиционеров, без которых невозможно представить жизнь в стране с пятидесятиградусной жарой. Кондиционеры везде – в автобусах, такси, магазинах, банках, домах, офисах, школах, библиотеках, музеях и даже в общественных туалетах и на открытых площадках уличных кафе. В здании, куда я попала, их нет. Нет и примитивного вентилятора. Обитателям этих трущоб обеденный стол заменяет газета, расстеленная на полу. Кухня – наспех сколоченные доски, на которых стоит керогаз и грязная посуда. Вокруг черные закопченные стены, где смело резвится армия тараканов, мух и клопов.

 

Это – обычное общежитие рабочих-мигрантов из Юго-Восточной Азии: Индии, Бангладеш, Шри-Ланки, Непала, Пакистана, Афганистана.

 

 

Роскошь и размах заливских нефтяных держав впечатляет весь деловой мир: “Вот это да! Еще полвека назад бедуины пасли верблюдов, а теперь нанимают специалистов от высшего до низшего звена из Европы, Америки, Азии, Африки, чтобы работали на них”.

Заливские страны стремительно развиваются, уровень жизни растет. Смелые инвестиционные и строительные проекты ультрасовременных арабских городов Залива приводят в восторг заезжих туристов. Но вся красота и внешний шик – здания, небоскребы, фешенебельные виллы и отели, торговые центры, парки развлечений создаются не арабами. Руками азиатов. Рабским трудом. И нередко – ценою жизни.

Ситуация одинаковая в Объединенных Арабских Эмиратах, Кувейте, Саудовской Аравии, Катаре, Омане. Эксплуатация строительных рабочих мигрантов на основе законно действующей системы спонсорства в странах Залива, называемой “кафала”. Работодатель имеет полное эксклюзивное право и власть над рабочим. Хочу – казню, хочу – милую! Паспорт хозяева отбирают сразу же по прибытии в страну, для “сохранности”. Наемник не имеет права поменять работу и работодателя, даже если ему что-то не нравится. Не имеет права высказывать недовольство – иначе его просто депортируют обратно на Родину.

В странах Залива интенсивно идет строительство. Правители словно соревнуются друг с другом, кто круче, у кого проект дороже и шикарнее, отели лучше или здания выше. Азиатов вербуют на стройки тысячами.С ними предпочитают не церемониться. Селят в старых дешевых домах, адаптированных под общежитие, в которых антисантарные условия. Из-за отсутствия электричества, рабочие пользуются керосиновыми лампами и горелками для приготовления пищи. Дешевый токсичный керосин – главная причина пожаров и гибели людей в рабочих гетто.

Важно отметить, что в подобных условиях живут нелегальные рабочие. Они приезжают в страну, купив на родине у спекулянтов на черном рынке так называемую “свободную визу”, дающую право въезда в страну. Но тут их никто не ждет. Работу пытаются найти на месте, часто безуспешно слоняясь месяцами. Перебиваются случайными заработками и радуются, если их берет на стройку любой мелкий контрактор.

Крупные строительные компании действуют более цивилизованно. Все расходы, включая авиабилеты в обе стороны, страховку, визовую поддержку, оплачивает работодатель. Рабочие трудятся восемь часов в день. Их обеспечивают одеждой, касками, средствами защиты. Возят на работу в автобусах. Селят в общежитиях, отвечающих санитарно-гигиеническим нормам.

Условия проживания  регулярно инспектирует Министерство Труда. В случае выявления нарушений – штраф 1 тысяча динаров (2,7 тысяч долларов), а в случае повторного нарушения – работодатель лишается лицензии.

Лицензию и репутацию потерять серьезные компании не хотят. Мелким же работодателям все равно. Они диктуют свои правила азиатам, готовым пахать за копейки. У нелегальных мигрантов просто нет другого выхода.

 

Рабская жизнь в гетто.

 

В одной комнате могут размещать до десяти-двадцати человек. Никаких кроватей или мебели. Спят навалом, на грязных матрасах и тряпье. Эти общаги, по сути, ночлежки. Придти после работы на стройке и забыться коротким сном. Душ, горячая ванна – роскошь. Неудивительно, что от азиатских работяг всегда ужасный запах. Европейцы брезгливо морщат нос: “Фу, какие нечистоплотные индо-паки!”  И невдомек им, что у работяг просто не остается физических сил помыться или переодеться.

 

Рабочий день начинается очень рано. Иногда  в пять утра. А проснуться нужно еще раньше. Затем  группы полусонных рабочих сгоняют в потрепанные грузовики и доставляют к месту строительства. Раньше грузовики были с решетками, и азиаты ехали стоя, держась руками за железные прутья. Как заключенные. Сейчас запретили такую практику. Транспорт обязательно должен быть закрытым и с сидениями. В Бахрейне обязывают использовать автобусы, а не грузовики.

 

Каждое утро и поздним вечером в крупных городах можно увидеть сотни грузовиков и сидящих внутри  людей. Они жадно озираются вокруг. Ведь страну, где  работают, совсем не видят. Hе знают. Короткие фрагменты чужой респектабельной жизни из кузова грузовика – как бесплатное развлечение, подарок после изнуряющего рабочего дня.

 

Почему их гонят на работу ни свет – ни заря? Во-первых, чтобы быстрее закончить стройку, ведь каждый новый день – новые расходы. Долгострои в Заливе не любят. Во-вторых, из-за особенности климата. В предрассветные  часы не так душно. Позже, после полудня, работать невыносимо. Рабочие обливаются горячим потом, как в бане. Получают солнечный и тепловой удар. Теряют сознание. Тяжелые сердечные приступы случаются у молодых здоровых парней. В  50-градусном пекле просто плавятся мозги.

 

На улице нередко можно увидеть рабочего, лежащего пластом на земле и прикрывшего лицо платком. Он спит. Он в  полной отключке от усталости. И ему совершенно все равно, кто из прохожих что подумает.

 

Работают допоздна. В зимние месяцы работать на открытом воздухе и высоте значительно легче, чем в летний сезон. После команды прораба “Халас!!” они с облегчением оставляют рабочие места и плетутся к поджидающим грузовикам. Молодые бегут и запрыгивают в кузов первыми, чтобы занять место получше.

 

…Кешван, 40-летний мигрант с Юга Индии. Однажды в его деревне, вблизи города Хайдарабад  появился земляк-рекрутер из агентства. Он предлагал высокооплачиваемую работу на стройках за границей. “Глупцы, вы трудитесь за гроши на плантациях и фермах, получая 100-150 рупий в день (примерно 3-4 доллара), а другие давно зарабатывают по 400 долларов в месяц, кормят семьи, дома отстроили, разбогатели. Я даю вам шанс сделать то же самое”.

 

Предложение звучало заманчиво: 8-часовой рабочий день, выходные, бесплатная еда, бесплатное жилье, медицинская страховка. Единственная загвоздка: нужно заплатить рекрутеру за услуги и купить “свободную визу” стоимостью 3 тысячи долларов. (На самом деле, спонсорская виза стоит 58 долларов).

 

У Кешвана, как и у других деревенских бедняков, считающих копейки, таких денег нет. Азиатские агентства нагло наживаются на торговле дешевой рабочей силой, отправляя людей в чужую страну в полулегальном статусе. Чтобы попасть в далекий заграничный “рай”, где гарантированно платят 400 долларов, продают семейные участки земли, имущество, драгоценности матерей и жен, закладывают дома, берут в долг под высокие проценты.

 

“Окупим расходы за 7-8 месяцев, рассчитаемся с долгами, а дальше будем зарабатывать для себя”, – думают они, отправляясь в рискованное путешествие. Рассчитывал на это и Кешван. Уехал искать лучшей доли ради пятерых детей, жены и больной матери. Однако, приехав в Бахрейн, увидел, что никому он не нужен. Нет работы, нет денег, жилья. А значит – нельзя получить вид на жительство,  документ для легального проживания в стране.

 

“Я мечтал о рае, а попал в настоящий ад”, – с горечью говорит Кешван.

 

После долгих скитаний взяли разнорабочим на частную стройку. Хозяин купил участок земли и решил построить многоэтажный дом для сдачи в аренду. Работа по 12 часов в сутки, без выходных, всего за 150 долларов в месяц. Не нравится? Мало?  Ищи в другом месте. С таким заработком погасить долги на родине и растущие проценты нереально. Вернуться обратно -  тоже. Нет денег на авиабилет. Остается, стиснув зубы, молчать и работать. Верить, что удастся выбраться из долговой ямы. Те, кто не находит выхода из ситуации, сводят счеты с жизнью, чтобы семье выплатили хоть какую-то денежную компенсацию.

 

Есть ли свет в конце туннеля?

Есть ли свет в конце туннеля?

Бахрейн – первая и пока единственная страна в Персидском Заливе, которая отказалась от системы спонсорства “кафала”. Новый закон действует в стране с августа 2009 года. Он дает право рабочим менять спонсора, если нарушаются условия контракта, или работник недоволен отношением. Бахрейнские закoнодатели надеются, что и остальные страны Пeрсидского Залива последуют их примеру.

“У рабочих мигрантов должны быть такие же права, как у местных рабочих. Главная помощь заключается в совместной работе Министерств труда заливских государств и правительств, посольств стран, откуда прибывает рабочая сила. Зачастую, посольства предпочитают снять с себя ответственность за то, что происходит с их гражданами за пределами страны. В диппредставительствах некоторых азиатских государств пострадавшие могут найти приют. Но далеко не все. Например, непальцам, работающим на стройках в Кувейте или Бахрейне, негде искать защиты. В  этих странах нет посольства Непала”, – говорит Джой Шанкар, Генеральный Секретарь Организации по защите прав рабочих мигрантов в Бахрейне (The Migrant Workers Protection Society – MWPS).

 

Это первая общественная организация, открытая в Персидском Заливе для помощи пострадавшим мигрантам. Создан и приют, где с момента открытия в 2005 году  по сей день получили крышу над головой, а также правовую, медицинскую, социальную и финансовую помощь около 500 человек. Волонтеры посещают рабочие общежития. Собирают и привозят еду, одежду, одеяла, средства гигиены, мебель, быттехнику.

 

Самая распространенная проблема, с которой сталкиваются рабочие мигранты – невыплата или отсрочка заработнoй платы месяцами, заниженная зарплата, незаконные штрафы и отчисления.

 

“Мы вышли с инициативой в Министерcтво труда, и сейчас в Бахрейне готовится новый законопроект, согласно которому ситуация с заработной платой будет более прозрачной и справедливой. Каждому рабочему наниматель обязан открыть личный расчетный счет в банке и ежемесячно, строго в определенный день начислять положенную зарплату, – продолжает Джой Шанкар. – Надеемся, что аналогичный закон найдет применение и в соседних странах Залива. В свое время Бахрейн первым выступил с запретом работы на стройках в дневную жару. Для рабочих ввели обязательный перерыв  с полудня до трех часов дня. Это правило вошло и в практику других стран. Но у нас еще масса открытых нерешенных проблем мигрантов: нелегальный статус пребывания в стране,  обман со стороны рекрутинговых агентств на родине, содержание в антисанитарных условиях в подпольных общежитиях, эксплуатация, унижение и насилие со стороны нанимателей рабочей силы “черного рынка”.

 

…Каждый новый день этих людей не отличается от предыдущего. Cтройка-общага-стройка. Живут, терпят, чтобы заработать для своей семьи. Средняя зарплата 200-300 долларов. Деньги пытаются не тратить, отказывают себе во многом. Формально у них бесплатное проживание, обратный билет домой за счет работодателя, и если повезет – питание пару раз в день. Тратят по минимуму. Например, чтобы вскладчину, всей комнатой дополнительно купить мешок риса или чечевицы. Остальное отправляют семьям. И едут,едут,едут на заработки. Голодают, вшивеют, травмируются, болеют, срываются с высоты, работая без страховки и соблюдения элементарных правил техники безопасности. На смену одним приезжают другие…

Рубрика: Деловой Тихвин №3, Мир.   Теги: , ,   
Также рекомендуем:
Остров миллиона пальм
Душа Востока витиевата, сложна, словно россыпь каллиграфического лабиринта. Любое арабское слово можно написать в десятках вариантов. Каждый вариант будет визуально отличаться от предыдущего, и кажется, что все слова разные. Но ...
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
Другое лицо Аргентины. Провинция Кордова.
Где кончается аргентинская “нерезиновая”… Кончается она сразу за проспектом Хенераль Пас, который многорядовым полукружьем отчёркивает аргентинскую столицу от пригорода на северо-востоке. По аналогии с МКАДом – по “ту сторону” жизнь ...
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
Шоппинг в Саудовской Аравии
Саудовские женщины следят за модой и красотой. Это не скрыть даже под глухим покрывалом. Выдают аксессуары. Kак правило, брендовые. Модные часы, сумки, очки, драгоценности, мобильные телефоны, обувь. По негласному правилу ...
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
Гламурные игры востока
Для некоторых дам, проживающих в странах Персидского залива, шоппинг не только традиционное женское хобби с нехитрыми правилами: товар-деньги-товар. Шоппинг - кодовое название местного гламурного развлечения. К нему готовятся с не ...
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
Бум недвижимости в Мюнхене
Любой инвестор, выбирая вариант для инвестирования, всегда сталкивается с необходимостью чётко решить – куда выгоднее направить капитал, чтобы его приумножить, и при этом оградить себя от возможных потерь. Многие ...
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
Остров миллиона пальм
Другое лицо Аргентины. Провинция Кордова.
Шоппинг в Саудовской Аравии
Гламурные игры востока
Бум недвижимости в Мюнхене

Частичное или полное копирование, перепечатка и использование материала допускается только с разрешения редакции.